«Так нужно генералу». Полицейских лишили свободы за раскрытое дело о мошенничестве

Заместитель начальника ОМВД и начальник отдела участковых по Вешнякам обвинены в мошенничестве с недвижимостью. Адвокаты утверждают, что доказательства вины их подзащитных нет, а обвинения построены на словах одного сотрудника полиции, который сам подозревается в связях с криминалом. Тем не менее, на запросы о соответствующих проверках адвокатам конкретных ответов не дают.

История задержания

Майоры Андрей Тимаков и Александр Фролов были задержаны и арестованы по обвинению в участии в мошенничестве с квартирами, находящимися в муниципальной собственности. Примечательно, что именно эти правоохранители выступали инициаторами расследования, и в итоге оказались под следствием, фактически по собственному делу. То, что полицейские невиновны, подтверждают факты и результаты полиграфа, однако ситуацию игнорируют все ответственные ведомства — Генпрокуратура, МВД, Следственный комитет.

Ненадежные свидетели

В Москве 27 апреля 2017 года задержали Александра Королева, который ранее уже несколько раз был судим за «квартирное» мошенничество. Гражданина заподозрили в незаконном завладении несколькими квартирами, ранее находившимися во владении пенсионеров. В итоге Королев признал себя виновным и сообщил, что Тимаков и Фролов были его сообщниками.

Андрей Тимаков, бывший участковый.

Заявление обвиняемого было подтверждено Надеждой Павловой (сотрудник полиции) и Артемом Сорокиным (осведомитель). Они сообщили, что информация об участии Тимакова и Фролова стала известна им от Королева. То есть де факто прямые показания на полицейских дал только ранее судимый Королев. Этого оказалось достаточно, чтобы участковых поместили в СИЗО. В то же время упоминание двух полицейских соучастниками может быть связано с тем, что Королев их хорошо знал — они осуществляли над ним надзор после условно-досрочного освобождения.

Именно арестованные полицейские начали проверку истории с мошенничеством после того, как в одной из муниципальных квартир была замечена установка пластиковых окон (было известно, что там проживает престарелая больная женщина). Подозрения были оправданными — оказалось, что недавно в квартире прописались приезжие из Владимирской области, которые позднее приватизировали жилье.

Через три дня после ареста, 11 августа 2017 года, против Тимакова и Фролова были выдвинуты официальные обвинения. Следствие утверждает, что полицейские действовали с Королевым в сговоре, предоставляя ему информацию о «перспективном» муниципальном жилье и обеспечивая безопасность. Тимаков утверждает, что в следственном отделе от него требовали оговорить себя и признать вину. Защита уверена, что Павлова и Сорокин сами участвуют в преступной схеме, и потому оговорили полицейских, расследовавших мошенничество.

Рекомендованные адвокаты

Жены задержанных заявляют, что следствие оказывает давление даже на них — после того, как Тимаков и Фролов отказались признавать вину. Один из сотрудников отдела полиции в Вешняках неоднократно советовал женам взять проверенных адвокатов (по его же рекомендации), чтобы избежать реальных сроков.

Поначалу женщины согласились, но нанятые адвокаты в течение трех месяцев не проявляли никакой активности. Появились опасения, что юристы действуют в интересах следствия и помогают довести дело до обвинительного заключения.

Прокурорский надзор требует вмешательства Юрия Чайки

Странное следствие

От прежних защитников подследственные отказались и наняли новых, которые несколько раз обращались с ходатайствами об установлении следствием ряда важных обстоятельств. Также было запрошено прослушивание телефонных разговоров Павловой, проведение обыска у нее дома и на рабочем месте. Еще одно ходатайство касалось допроса начальника районного отдела полиции — Максима Ванда. Кроме того, известно, что Королев с 2014 года был агентом Павловой, но все это следствие игнорирует, и ходатайства не удовлетворяет.

Адвокаты обращают внимание: Королев на очной ставке сказал, что никакой информации по квартирам от Фролова никогда не получал. Что касается показаний Сорокина и Павловой, то никаких конкретных данных там нет, только общие фразы. Сами подследственные сообщают, что ранее Королев шантажировал их через Сорокина и требовал «оказать семье материальную помощь», под угрозой оговора и дачи ложных показаний.

Не менее интересен тот факт, что Павлова, давая показания, рассказала, что была в курсе ряда преступлений. Она знала о хищении одной из квартир Королевым. Одна из обвиняемых по раннему делу Королева заявляет, что Павлова очень тесно взаимодействовала с Королевым, и даже контролировала его действия. Например, когда он самовольно продал одну из квартир, Павлова якобы обратилась к знакомому полицейскому, и тот потребовал от Королева определенную сумму «за молчание».

Правозащитники констатируют, что следствие все открывшиеся факты не принимает к сведению, особенно удивительным является игнорирование действий Павловой — хотя очевидно, что она общалась с Королевым (и даже предупредила его об объявлении в розыск). Результаты, полученные на полиграфе, подтверждают невиновность полицейских, но тоже не интересны следствию. Адвокаты удивлены, что следствие продолжает настаивать на виновности Фролова и Тимакова, ведь никаких объективных доказательств нет, а сомнительных факторов — более чем достаточно.

Руководство не вмешивается или замешено?

Александр Фролов написал письмо, которое адресовал генпрокурору Юрию Чайке, руководителю СК Александру Бастрыкину и главе МВД Владимиру Колокольцеву. В нем полицейский пишет, что в ходе профилактических бесед Королев заявлял о причастности Павловой к преступлениям. Сейчас Павлова занимается оговором, чтобы самой не оказаться за решеткой. До сих пор ей это удается — вполне возможно, из-за взятки «нужным людям». По-другому невозможно объяснить, почему дело против Павловой до сих пор не заведено.

Не исключено, что руководству УВД ВАО тоже не интересно заниматься этим делом. Если выяснятся реальные виновники и факт оговора невиновных, могут быть серьезные меры со стороны вышестоящего руководства. Пока адвокаты делают выводы о необъективном расследовании дела и необоснованном игнорировании ходатайств стороны защиты. В то же время прокуратура не предпринимает никаких мер. Есть опасность, что ситуация завершится осуждением невиновных, тогда как настоящие преступники не понесут ответственности. «Так нужно генералу», — сказал на суде по продлению ареста Андрей Тимаков. Похоже, участковому есть что сказать суду и прессе.

Поделитесь новостью в соцсетях